Смотрите databet здесь.
Высокий динамизм роста экономики Китая и его военной мощи неотвратимо превращает его в один из наиболее влиятельных мировых центров силы XXI века. Объективный анализ состояния вооруженных сил Китая показывает, что в настоящее время его военный, особенно авиационный и ракетно-ядерный потенциал представляет по своим боевым характеристикам и географическому размещению гораздо большую потенциальную опасность для России, чем для Соединенных Штатов Америки. В то же время в силу особенностей геостратегического положения Китая по отношению к России (в частности, эти ядерные державы в отличие от всех других, находятся в непосредственном соприкосновении друг с другом) не только ядерные средства большой и средней дальности, но и оружие меньшей дальности сторон может решать стратегические задачи. Вскоре после образования КНР руководством страны был проявлен большой интерес к ядерному оружию. Непосредственным импульсом к развертыванию работ по созданию атомной бомбы послужило присутствие заместителя Председателя КНР Чжу Дэ, министра обороны Пэн Дэхуая и некоторых других высокопоставленных китайских военачальников на общевойсковом учении с применением атомной бомбы на Тоц-ком полигоне 14 сентября 1954 г. Взрыв атомной бомбы произвел тогда столь сильное впечатление, что под влиянием соратников в том же году Мао Цзедун обратился к Хрущеву с просьбой раскрыть секрет атомной бомбы и помочь наладить производство нового оружия. Хрущев под благовидным предлогом отклонил эту просьбу, заявив, что в случае военной угрозы Советский Союз прикроет Китай своим ядерным ⌠зонтиком■. В то же время СССР оказывал большую помощь КНР в создании современного научно-технического потенциала, в подготовке инженерных и научных кадров для китайской науки и промышленности, в том числе и в ядерной сфере. В отдельные периоды времени в Китае трудились свыше 11 тысяч советских специалистов.

Несмотря на то, что в публичных выступлениях Мао называл атомную бомбу ⌠бумажным тигром■, ЦК КПК под его руководством принял в январе 1955 г. решение о создании ядерного оружия. По имеющимся сведениям, среди советского руководства в то время не было единого мнения о целесообразности передачи Китаю атомных секретов. Об этом свидетельствует, например, то, что в период 1955-1958 гг. СССР и Китай заключили ряд соглашений о сотрудничестве в развитии китайской ядерной промышленности. Вершиной этого взаимодействия должно было стать выполнение соглашения от 15 октября 1957 г., по которому СССР обещал передать Китаю макет атомной бомбы и соответствующую техническую документацию. Однако к концу 1950-х гг. отношения между двумя странами начали ухудшаться, и в мае 1959 г. последовало решение Хрущева: ⌠Атомные секреты Китаю ни в коем случае не передавать■. А в следующем году все советские специалисты были отозваны из Китая.

В этой ситуации Мао принял решение в кратчайшие сроки развернуть работу над собственным ядерным оружием, считая это одной из главных задач в обеспечении безопасности Китая в условиях сложной международной обстановки. К работе над проектом ⌠02■ по созданию ядерного оружия были привлечены около 900 научных и промышленных организаций, объединенных под руководством Второго министерства машиностроения. Костяк ядерно-оружейного комплекса Китая составили предприятия по добыче (рудники Ченсян, Хеншан Дапу, Шанграо), переработке и обогащению урана (Баотоу, Дзиуцян, Ланьчжоу, Хэнъян), центр наработки плутония Цзюцюань, Северо-Западный центр развития вооружений Цинхай, впоследствии ставший Девятой академией, Пекинский институт ядерного оружия, Институт атомной энергии Академии наук Китая, испытательный полигон Лобнор. В октябре 1964 г. на полигоне Лоб-нор было проведено первое испытание атомного заряда мощностью 22 кт, а в июне 1967 г. - термоядерного (водородного) с энерговыделением 3 Мт. После этого началось совершенствование и накопление арсенала ядерного оружия различного назначения. Постоянно наращивались возможности, и в настоящее время, по оценкам специалистов, ядерная промышленность Китая вышла на среднегодовой уровень производства боезарядов порядка 75 единиц, а всего китайская промышленность к концу 1998 г. произвела около 1.200-1.500 зарядов. При этом необходимо учитывать, что срок службы китайских ядерных боеприпасов не превышает 10-12 лет, после чего они подлежат разборке.

Большое внимание в Китае уделяется работам по созданию средств доставки ядерного оружия. С самого начала ставка была сделана на бомбардировочную авиацию. Основной ударной силой остаются около 120 самолетов Н-6 (⌠Хун-6■), созданных на основе переданной Советским Союзом в 1959 г. лицензии на производство бомбардировщика Ту-16. Бомбардировщики ⌠Хун-6■ сведены в 4-й отдельный полк ВВС НОАК (всего 15 эскадрилий), дислоцирующийся на авиабазах Датун, Ви-кун, Наншуй. Самолеты имеют двойное назначение и могут нести как ядерное, так и обычное оружие. Следует признать, что несмотря на постоянно проводимую модернизацию, эти самолеты устарели и обладают довольно низкими возможностями по преодолению современной системы ПВО, не обеспечивают высокой точности бомбометания, у них отсутствует система дозаправки в воздухе, что ограничивает радиус действия Н-6 до 3.100 км. ⌠Хун-6■ использовался при проведении двух ядерных испытаний: атомной бомбы в мае 1965 г. и термоядерной бомбы мега-тонного класса в июне 1967 г.

В ВВС Китая было также 30 носителей Н-5 (⌠Хун-5■) - модернизированных Ил-28, однако к настоящему времени они сняты с вооружения.

В составе фронтовой авиации насчитывается до 500 истребителей-бомбардировщиков Q-5 (⌠Цянь-5■), созданных на базе советского самолета МиГ-17. Он несет авиабомбы, в том числе и ядерные, пушки, неуправляемые ракеты ⌠воздух-земля■.

Как сообщается в печати, определенные надежды по укреплению стратегических возможностей авиации руководство НОАК связывает с принятием на вооружение разработанного авиакорпорацией ⌠Сян■ нового истребителя-бомбардировщика Н-7. Модернизируя свои авиационные ядерные вооружения, Китай одновременно закупает новейшие боевые самолеты у России - 26 Су-27 (поставлены на вооружение 3-й авиадивизии на базе Вучжу, в 250 км к востоку от Шанхая) и лицензию на производство еще 200 таких самолетов. В декабре 1998 г. первые два Су-27 были построены на заводе в Шеньяне. В соответствии с планами, к 2015 г. на вооружении ВВС Китая должны находиться 200 самолетов Су-27. Впрочем, пока эксперты не находят свидетельств того, что китайские специалисты предпринимают усилия по модификации ⌠сухих■ в носители ядерного оружия.

Сообщалось, что Китай хотел бы приобрести на таких же условиях самолеты Су-30, однако в России подобную сделку полагают пока преждевременной. Освоение ракетной технологии в Китае было начато во второй половине 1950-х гг. во многом с помощью советских специалистов. Начало непосред-ственному взаимодействию двух стран в этой области было положено передачей Китаю двух ракет Р-2 (модернизированная немецкая ракета ФАУ-2 с дальностью полета до 600 км) и технической документации на нее. Несколько позднее был также передан комплект технической документации советской ракеты средней дальности (Д = 2.000 км) Р-12. На основе этой ракеты китайскими конструкторами была сконструирована ракета средней дальности ⌠Дун-фэн-1■ (⌠Восточный ветер■). С 1970 г. эта ракета стала поступать на вооружение армии.

В дальнейшем китайская ракетная программа набирала темпы и осуществлялась в три этапа. На первом этапе разрабатывалось семейство ракет средней дальности(Дот 1.000 до 2.700 км), на втором - баллистические ракеты промежуточной дальности (Д от 2.700 до 5.500 км), на третьем - межконтинентальной баллистической ракеты (Д более 10.000 км).

В 1970-х гг. была завершена разработка ракет ⌠Дунфэн-3■ (Д до 2.800 км) и ⌠Дунфэн-4■ (Д до 4.750 км), которые несут боевое дежурство и в настоящее время. Кстати, на базе ⌠Дунфэн-3■ была создана ракета-носитель первого китайского искусственного спутника Земли (успешный запуск - 24 апреля 1970 г.).

Ракетные базы ⌠Дунфэн-3■ были построены в районах Южного и Северо-восточного Китая (Цзяньшуй, Кунь-мин, Иду, Тонхуа, Деншахе, Ляньси-ван), а ракеты были нацелены на территорию СССР, Индии и Тайваня. Сейчас мобильная двухступенчатая ⌠Дун-фэн-21■ заменяет ⌠Дунфэн-3■ на базах Цзяньшуй, Тонхуа, Ляньсиван. ⌠Дунфэн-4■ развертывали в туннельных и пещерных пусковых установках на базах Да Цайдам, Сяо Цайдам, Делинха, Суньдян, Тондао. В пределах досягаемости китайских ядерных средств находились примерно 2/3 территории СССР, объекты на Корейском полуострове, в Японии, на Тайване, Шри-Ланке, странах Юго-Восточной Азии и северо-восточной части Индии.

Первые испытательные пуски межконтинентальных ракет ⌠Дунфэн-5 ⌠(Д з;о 13.000 км) были проведены в 1980 г. В пределы досягаемости этого комплекса, шахтные пусковые установки кото-эого развернуты на базах Люонин и Сю-шхуа, попадают объекты на всей территории США, Европы, СССР, Индии \ ряда других стран.

К 1974 г. завершилось создание еди-гой системы оперативного управления )акетными комплексами. Стратегические ракетные войска были сведены в особое стратегическое объединение - 2-й артиллерийский корпус и выделены в самостоятельный вид вооруженных сил Китая. В состав 2-го арткорпуса вошли: штаб, семь ракетных баз, десять дивизий МБР (17 бригад), дивизия раннего предупреждения, полки связи, те-хобеспечения и охраны. Численность личного состава корпуса - до 90.000 человек. Всего стратегические ракетные войска Китая имеют на вооружении в настоящее время около 20 (по различным сведениям, от 18 до 26 единиц) межконтинентальных баллистических ракет и до 100 ракет с дальностью действия от 1.800 до 4.750 км.

Министр обороны США Уильям Перри в 1996 г. заявил, что, по имеющимся у него сведениям, Китай обратился к руководству России и Украины с просьбой о передаче технологии тяжелой ракеты СС-18. Однако, судя по сообщениям печати, сделка не состоялась.

По сведениям прессы США, Китай планирует ввести в боевой состав ракетных войск к 2002 г. до 20 грунтовых мобильных комплексов с твердотоплив-ными ракетами ⌠ Дунфэн-31■ (Д до 8.000 км, ядерная боеголовка мощностью до 2,5 Мт; в дальнейшем планируется оснастить ракету 3-4 разделяющимися боеголовками типа MIRV мощностью от 200-300 кт до 1 Мт). К 2010 г. на вооружение должна поступить новая МБР, как полагают, - также мобильная и твердо-топливная ⌠Дунфэн-41■ с РГЧ ИН и дальностью полета до 12.000 км.

В целях укрепления своего военно-стратегического положения в АТР и на случай обострения ситуации вокруг Тайваня Китай предпринял широкую программу создания тактических и оперативно-тактических ракет для оснащения ими сухопутных войск. В 1990 г. были успешно завершены летно-конструктор-ские испытания мобильных твердотоп-ливных ракет ⌠Дунфэн-11■ (М-11) и ⌠Дунфэн-15■ (М-9) с дальностью 300 км и 600 км соответственно, способных нести ядерные боезаряды. К настоящему времени эти ракеты составили основу ядерного арсенала тактического назначения. По данным тайваньских источников, в трех южных провинциях Китая развернуто от 160 до 250 ракет ⌠Дунфэн-11■ и ⌠Дунфэн-15■.

Для боевого оснащения тактических носителей был проведен ряд испытаний зарядов малой мощности в 1970 г. и в 1982 г. В то же время следует отметить, что информация о китайском тактическом ядерном оружии весьма ограничена и противоречива, поэтому составить полное представление о нем довольно сложно.

В июле 1999 г. в Китае официально объявлено, что эта страна располагает технологией производства нейтронных боеприпасов.

С середины 1970-х гг. Китай делает ставку как на развитие ракетно-ядерных средств наземного базирования, так и на создание баллистических ракет подводных лодок. При этом основные усилия сосредоточены на увеличении дальности стрельбы, мощности заряда, повышении точности наведения боеголовок на цель.

Крупным достижением китайских специалистов является разработка, строительство и ввод в боевой состав первого подводного ракетоносца ⌠Дацингюн■, получившего в США название ⌠Ся■. Ракетоносец входит в состав 9-го подводного флота Народно-освободительного флота КНР.

Китайская программа создания морского стратегического компонента испытывает серьезные трудности в создании как атомных ракетоносцев, так и баллистических ракет для них. С 1989 г. ВМС Китая имеют на вооружении один подводный ракетоносец класса ⌠Ся■, приписанный к военно-морской базе Цзяньгэчжуан. На нем размещается 12 моноблочных ракет ⌠Цзюлан-1■ (⌠Гигантская волна■). Это первая китайская твердотопливная ракета такого класса. Она прошла летные испытания в период 1981-1984 гг., включая удачный (правда, единственный) запуск с морской установки на основе модифицированной советской подлодки класса ⌠Гольф■ в 1982 г. Ракета имеет дальность полета 1.700 км и несет на себе боеголовку мощностью до 300 кт.

Планы развития морской составляющей СЯС предусматривают строительство 4-6 субмарин, каждая из которых должна иметь 16 пусковых установок для новых ракет, в будущем, возможно, с РГЧ ИН. Впрочем, аналитики полагают, что китайские специалисты пока не смогли решить всех проблем подводного атомного флота, включая создание

ЯДЕРНЫЕ ВООРУЖЕНИЯ КИТАЯ
 
Тип Название Классификация США Год развертывания Дальность, 

KM

КВО, 

м

Количество б/г на носителях и мощность Количество б/г
Бомбардировщики "Хун-6" В-6 1965 3100   

 

3 бомбы 120
"Цянь-5" А-5 1970 400   

 

1 бомба 30
Ракеты наземного базирования "Дунфэн-ЗА" CSS-2 1971 2800 2500-4000 1х3,3 Мт 40
"Дунфэн -4" CSS-3 1980 4750 3000-3500 1х2-3 Мт 20
"Дунфэн -5А" CSS-4 1981 13000 3000-3500 1х3(4-5) Мт 20
"Дунфэн -21 А" CSS-5 1986 1800 300-400 1 хЗОО кт 48
"Дунфэн -31" CSS-? 2000? 8000 500 3-4х0,35-1 Мт ?
"Дунфэн -41" CSS-? 2010.? 12000 800 MIRV? ?
Ракеты морского базирования "Цзюлан-1" CSS-N-3 1986 1700 500-1000 1хЗОО кт 12
"Цзюлан-2" CSS-N-4 2000? 8000 500-1000 3х90 кт или 1х250 кт ?
Тактическое ядерное оружие "Дунфэн-11" М-11 1990 300 300 до 350 кт 120-200
"Дунфэн-15" М-9 1990 600 600 50-350 кт
артснаряды, мины   

 

  

 

  

 

  

 

  

 

 

надежных реакторов и систем подводного старта ракет. Поэтому подводный ракетоносец остается в ВМС Китая в единственном числе и практически не покидает акваторию прибрежных морей, как и пять ударных атомных подводных лодок типа ⌠Хань■.

В середине 1990-х гг. началось пере-ооружение подлодки ⌠Ся■ на ракеты Цзюлан-2■ - морской вариант "Дун-Фэн-31" с увеличенной дальностью по-ета (до 8.000 км) и повышенной точностью доставки боеголовки к цели.

Общий ядерный арсенал Китая, по оценкам зарубежных специалистов, начитывает в настоящее время около 400 ядерных боеприпасов, из них около 250 размещаются на стратегических носителях, а свыше 150 боеприпасов являются оружием тактического назначения. Это авиабомбы фронтовой авиации, артиллерийские снаряды и фугасы, а таксе боеголовки ракет ближнего действия. Интерес Китая к этому виду оружия был собенно значительным в период ухудшения отношений с Советским Союзом в период 1960-1970 гг.

По свидетельству американских специалистов Роберта Норриса и Уильяма Аркина (Совет по защите природных Ресурсов), Уильяма Поттера (Центр изучения проблем нераспространения), также Джереми Стоуна (Федерация мериканских ученых) в настоящее время ядерные вооружения Китая характеризуются данными, приведенными выше в сводной таблице.

В последнее время в США развернулась широкая кампания по обвинению Китая в краже американских ядерных секретов. Доклад спецкомиссии конгресса США во главе с сенатором-республиканцем Кристофером Коксом, редставленный законодателям в январе, а бщественности - в мае 1999 г., содержит утверждения о причастности Китая к краже секретных сведений в области военных ядерных технологий. В частности, в докладе утверждается, что Китай развернул активные работы по созданию нейтронного оружия в 1980-х гг. При этом в ходе работ были якобы использованы секретные сведения, полученные из Ливерморской национальной лаборатории, которые позволили Китаю провести в сентябре 1988 г. испытание оружия с повышенным выходом нейтронного излучения. В докладе также утверждается об утечке из Лос-Аламосской национальной лаборатории секретных сведений, касающихся конструкции самой совершенной американской ядерной боеголовки W-88 для БРПЛ Д-5 (⌠Трайдент-2■), что может обеспечить значительное повышение энергомассовых характеристик китайских боеприпасов.

В то же время некоторые аналитики утверждают, что основные выводы комиссии Кокса базируются на том, что овладение Китаем теми или иными ядерными технологиями происходило через некоторое время после их разработки в США, однако ⌠затем■ не означает ⌠вследствие■. Скажем, многозарядные МБР появились в 1970 г. в США, в 1974 г. - в СССР, затем, в 1985 г. - во Франции, а в Великобритании - в 1994 г. Однако это отнюдь не означает, что ядерные державы (их спецслужбы, естественно) последовательно воровали технологию MIRV друг у друга.

По-видимому, попытки разыграть ⌠китайскую карту■ во многом объясняются намерением республиканцев использовать ее в ходе предвыборной кампании, обвиняя демократическую администрацию Клинтона в неспособности обеспечить защиту интересов США в области национальной безопасности.

В средствах массовой информации часто упоминается тот факт, что Китай - единственная из ядерных держав, официально объявившая об отказе от применения ядерного оружия первой. Здесь следует напомнить, что впервые об этом китайское руководство заявило в 1964 г., вскоре после первого (наземного) испытания атомного боезаряда. Выбор момента для такого заявления был не случайным. Дело в том, что в 1963 г. ядерные державы подписали Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах:

на земле, в атмосфере, под водой. Заявление Китая об отказе от применения ядерного оружия первым было призвано смягчить негативную реакцию мирового сообщества на китайские ядерные испытания. В то же время, по утверждению некоторых экспертов, китайские военные не исключают возможности в определенных си туациях прибегнуть к использованию ядерного оружия первыми. В конечном счете применение ядерного оружия определяется не политическими декларациями, а законами войны, среди которых на одном из первых мест стоит борьба за захват стратегической инициативы. В достижении этой цели решающая роль принадлежит первому ядерному удару.

 
 
 Научные и исследовательские центры: Китайский институт атомной энергии, Туоли близ Пекина (3 исследовательских реактора); Институт ядерной энергии Китая, Ченду, провинция Сычуань; Китайс-кая академия инженерной физики, Мьяньян, провинция Сычуань (╚ки-тайский Лос-Аламос╩, 6 исследовательских реакторов, 8 из 11 институтов академии); Северо-Западный институт ядерной технологии, Сиань, провинция Шаньси; Северо-Западная (9-я) академия ядерных ору-жейных исследований и разработок, Хаянь, провинция Цинхай; Институт ядерных исследований, Шанхай.
Предприятия ядерно-оружейного комплекса: Завод ╧404, Цзюцюань близ Субея, провинция Ганьси (производство ядерных ору-жейных материалов и сборка боеприпасов); Завод ╧821, Гуанюань, провинция Сычуань (сборка боеприпасов); Завод ╧202, Баотоу, автономный район Внутренняя Монголия (производство трития, дейтерида лития, топлива для АЭС); Завод ╧905, Хеланшан, Нинся-Хуэйский автономный район (производство бериллия); Завод ╧812, Ибинь, про-винция Сычуань (производство трития, дейтерида лития, топлива для АЭС); Харбин (производство боеприпасов); Хепин, провинция Сычуань (обо-гащение урана); Ланьчжоу, провинция Ганьсу (обогащение урана).
Испытательный полигон: Лобнор, Синцзянь-Уйгурский автономный район.
Ракетный полигон и космодром: Вучжай, провинция Шэньси.
Авиабаза тяжелых бомбардировщиков: Датун, провинция Цинхай.
База приписки ПЛАРБ: Цзяньгэчжуан, провинция Шаньдун.
Ракетные базы: Люонин, Сюанхуа (╚Дунфэн-ЗА╩); Да Цайдам, Сяо Цайдам, Суньдян, Тондао (╚Дунфэн-4╩); Цзяньшуй, Куньмин, Иду, Тонхуа, Деншахе, Ляньсиван (╚Дунфэн-3╩); Тонхуа, Цзяньшуй, Ляньси-ван (╚Дунфэн-21╩).
Станции раннего радиолокационного предупреждения о ра-кетном нападении: в районе полигона Вучжай, провинция Шэньси; в районе полигона Лобнор, Синцзянь-Уйгурский автономный район.
Энергетичесие реакторы АЭС: Дайабэй, провинция Гуандун (2); Циньшан близ Шанхая. Россия строит АЭС в Ляньюньгане, провинция Цзянсу. На Тайване действует 6 энергетических реакторов.
Реакторы, нарабатывающие плутоний: Цзюцюань близ Субея, провинция Ганьси; Гуанюань, провинция Сычуань.
 

Владимир БЕЛОУС, директор Центра международных и стратегических исследовании ⌠РАУ-Университета■, профессор Академии военных наук, генерал-майор в отставке